Eduard Markovich (luckyed) wrote in all_israel,
Eduard Markovich
luckyed
all_israel

Category:

Филадельфийский симфонический оркестр. Приглашение на юбилей.

Дамы и господа!
Мы вчера были приглашены на юбилей. Не просто на день рождения дальнего родственника, когда не хочется, но нужно идти, а на настоящее всемирно отмечаемое событие. В этом году исполняется 100 лет великому американскому дирижёру, пианисту, композитору Леонарду Бернстайну.
На дне рождения каждому гостю вручают подарок. Получили его и мы. Выступление знаменитого симфонического оркестра Филадельфии, входящего в пятёрку лучших оркестров Америки и его музыкального руководителя и дирижера – канадского музыканта Янника Незе-Сегена, назначенного недавно художественным руководителем одного из лучших оперных театров мира – нью-йоркской Метрополитен-оперы. Они приехали к нам в полном составе, не побоявшись гнусных причитаний, угроз и проклятий BDS.
И устроили праздник!
   

photo by Yan Regan
 
В первом отделении номинант двух премий Грэмми пианист Жан Ив Тибоде сыграл симфонию Леонарда Бернстайна № 2 «Век тревоги» для солирующего фортепиано с оркестром.
Бернстайн - одна из ключевых фигур американской музыки 20-го века. Но для нас, израильтян, он особенная личность. Впервые Израильским филармоническим оркестром Бернстайн дирижировал в Тель-Авиве в 1947 году и остался связан с ним навсегда. В последние годы жизни занимал пост почетного дирижера оркестра и выступал с ним как в Израиле, так и на гастролях по всему миру. В 1948 году он вместе с оркестром дал ряд концертов во время Войны за Независимость, в том числе в только что освобожденной Беер-Шеве, а в июле 1967 года дал первый концерт в объединенном после Шестидневной войны Иерусалиме. В 1951 году Бернстайн вместе с Кусевицким возглавил Израильский филармонический оркестр во время его первых гастролей в США.
         
Много его сочинений написано на еврейскую тематику: симфония «Иеремия» (с вокальным соло на библейский текст на иврите, 1944) и «Каддиш» (оратория для чтеца, хора и оркестра, впервые исполнявшаяся в Тель-Авиве в 1963; на иврите), «Чичестерские псалмы» (частично текст на иврите; для хора и оркестра, 1965), «Халил» для флейты с оркестром (памяти израильского летчика, погибшего во время Войны Судного дня).
Роль Бернстайна в израильской музыкальной жизни была велика и не ограничивалась работой с оркестром. По его инициативе Еврейской национальной и университетской библиотеке была подарена коллекция музыкальных инструментов Кусевицкого; во время нескольких войн, которые вел Израиль, Бернстайн выступал как пианист на фронтах и в госпиталях. Бернстайн активно способствовал завоеванию израильской музыкальной культурой международного признания. В Иерусалиме в девяностые годы было проведено три международных конкурса имени Бернстайна: дирижеров, вокалистов и композиторов.
Вторая симфония Бернстайна. Слушатели буквально ревели от потрясения и восторга, не отпуская музыкантов. И только после Равеля, сыгранного пианистом на бис, музыканту ушли на перерыв.
А после - Четвёртая симфония Чайковского.
То, что американцы сыграют "своего" Бернстайна так, как никто другой не сможет, я себе представлял.
Но Чайковский? Как этот великий дирижёр маленького роста с трудноуловимым для русского уха именем, дирижируя всем телом и "выжимая" длинными руками громы и тишину из оркестра, смог так рассказать нам о нас самих? О мире? О себе?
Одно из лучших исполнений!
Мне трудно представить себе причины объединения разных музыкальных произведений в рамки одного концерта. Безусловно, у дирижёров и руководителей оркестров есть свои соображения.
Но и нам, слушателям, дано право на разгадку.
Вдохновением для симфонии Бернстайна послужила выдающаяся модернистская поэма У. Х. Одена "Век тревоги: Барочная эклога", действие которой начинается ночью в нью-йоркском баре и завершается с рассветом на городских улицах. Как поэма, так и симфония Бернстайна - ответ на атмосферу разочарования и неуверенности, наступившую после окончания Второй мировой войны.
Создание Четвёртой симфонии Чайковского тоже связано со временем глубокого общественного кризиса: Русско-турецкая война (об этом были написаны полотна Верещагина, "Забытый" и «Полководец» Мусоргского, у Толстого в «Анне Карениной» Вронский уезжает на эту войну). Для Чайковского война — это рок, фатум.
Композитор рассказал о столкновении человека с силами неумолимой судьбы, рока. Это бетховенская идея (Чайковский признавал влияние Пятой симфонии Бетховена), но у Бетховена герой — титан, борец, а у Чайковского — живой человек, мучающийся, страдающий под ударами судьбы, ищущий выхода, пытающийся забыться в воспоминаниях, грёзах, спастись от одиночества и тяжких дум.
Тревожные мысли о войне скрыты за музыкой симфоний, услышанных нами вчера. И в лирических, и в бурных их частях.
За лёгким ветром джазового свинга и грустью расставания, алкогольным угаром, когда море по колено, и тоской утреннего похмелья у Бернстайна.
За грозной первой частью, нежным и тревожным пиццикато струнных третьей и даже танцем "Во поле берёзка стояла" четвёртой у Чайковского.
Разные композиторские миры, удалённые друг от друга во времени и пространстве. Но война - вневременная боль и печаль.
Нам ли, израильтянам, живущим в "мире войны" и слушающим эту музыку, не ощутить её тревогу и боль.
         
День рождения продолжится сегодня в Иерусалиме.
Эта же программа, те же потрясающие музыканты, ещё один шанс.
Визит такого оркестра - Событие.
Это намёк, дамы и господа.
Tags: культура
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments