Eduard Markovich (luckyed) wrote in all_israel,
Eduard Markovich
luckyed
all_israel

Репетиция у подножия Масады. Почему "Тоска"?

Дамы и господа!
Путь к подножию Масады из центра страны не близок и не прост. Древняя крепость на берегу Мёртвого моря защищена от легкомысленных наскоков солью, песком, камнями и отвесными скалами. И толщей времён! Пространства эти необходимо преодолеть. Долгая дорога располагает к беседам и размышлениям.
Так было и на этот раз, когда мы с друзьями отправились на генеральную репетицию оперы Джакомо Пуччини "Тоска". В год тридцатилетия Израильской Оперы на гигантской сцене под звёздным небом начинается Пятый оперный фестиваль. Фестиваль на Мертвом море пройдёт в течение двух уик-эндов - с 4 по 6 июня и с 11 по 13 июня 2015 года. Кроме знаменитой оперы Пуччини будет представлена красочная постановка кантаты «Кармина Бурана» Карла Орфа.
Но я приглашаю вас за кулисы "Тоски" на встречу с её героями. Жестоким и похотливым подлецом Скарпиа (Скотт Хендрикс), нежной и отважной  Флорией Тоской (на репетиции прекрасно пела Ира Бертман, а на фестивальных спектаклях заглавную партию исполнит Светла Василева) и обожающим Флорию и жизнь художником Марио Каварадосси (Густаво Порта). С певцами, музыкантами, актёрами и фейерверками на сцене и в небе.
С генеральным директором Израильской Оперы Ханной Муниц.
И с потрясающим дирижёром Маэстро Даниэлем Ореном.

 
Машина припаркована. Высоко поднимая ноги, чтобы не перепачкаться в белёсой песочной пыльце, мы пробираемся к сценической площадке. Издалека нас зазывает рекламный плакат фестиваля, теряющийся на фоне Масады. Идут последние приготовления, но "римские" фонтаны уже работают.

 
 

Актёры на наших глазах превращаются в персонажей. Сейчас они поднимуться на сцену и станут монашками и палачами, священниками и солдатами. А пока можно поулыбаться и в Фейсбуке погулять.




Даниэль Орен у пульта. Тяжела работа оперного дирижёра-постановщика. Капли пота на лице, несмотря на прохладный ветер ночной пустыни.
 



Полная луна заняла своё зрительское место в посеревших небесах над трибунами.
Всё, можно начинать.
 



Три знаменитых пуччиниевских аккорда откывают оперу. Напоминают, что Скарпиа где-то здесь, неподалёку. Но счастливая пара ничего не чувствует. Любовь оглушительна и лишает рассудка.
 



Орен поёт, играет, издаёт звуки любых инструментов. Владычествует!

 

Сцену обступили разноязычные фотографы. Звучит русский язык, немецкий, итальянский, английский, румынский, французский...Разумеется, иврит. Репетиция, можно всё...



Многочисленные дети высыпали на сцену. И им досталось от перфекциониста Орена. Маэстро преподал урок, как правильно бегать и бесшумно садиться, не повалив при этом поющего ризничего. Кстати, на сцене и дети самого дирижёра.


Пустыня вздыхает, в небесах с запредельно низким гудением проносятся военные самолёты. Темнеет всё больше. Театральные тени сгущаются, смешиваясь с реальными.




Действие неумолимо движется к... перерыву. Темноту небес расцвечивают краски фейерверков. Пока салют отвлекает наше внимание, вездесущая помощница режиссёра "шлифует" действия солистов.



Ненадолго пустеет гигантская 50-метровая сцена. Даже в знаменитом амфитеатре Вероны она "всего" 30-метровая. Орену, несмотря на огромный опыт, нелегко управлять музыкантами и солистами на таком расстоянии. Но он справляется. И, по его словам, с каждым годом всё лучше.
Правда, для этого на репетиции помимо палочки необходим микрофон.



Музыканты на репетиции одеты по домашнему...
 



... но маэстро расслабиться не даёт.



Во время технического перерыва Хана Муниш и Даниэль Орен дают многочисленные интервью. Радио, теле и газетные журналисты, множество вопросов. История оперы, изящный экскурс в разнообразие музыки Пуччини, перспектива развития фестиваля и подведение итогов "пятилетки"...
А в конце - фотография для прессы.
 
 

Писать о красоте голоса и музыки бессмысленно. Это нужно слушать.
Ангел смерти с занесённым мечом ждёт жертву. А за распростёртыми его крылами застыла Масада.
     

 

Перед уходом я подошёл к Хане Муниш и задал ей 2 вопроса.
Во-первых, сколько времени она лично провела здесь, в пустыне?
Ответ не удивил. Две недели вместе с монтажниками, рабочими сцены, электриками и прочей пустынно-оперной братией. А без неё, без её железной воли, энергии и ВЕРЫ ничего не произошло бы. И ещё две недели предстоит.


И второй вопрос, вынесенный мной в заголовок. Почему "Тоска"?
Именно эта камерная опера без масштабов и мифологии "Аиды" или оперы "Самсон и Далила", запланированной на будущее лето.

Сегодня много рассуждают о самоидентификации женщины, о её личном достоинстве и праве выбора. Тоска женщина прекрасная и отважная, любящая и любимая, готовая на всё, ради любви. Не готова она только на одно - попасть в руки своих палачей и мучителей. Поэтому вопрос выбора мучительной жизни или смерти-освобождения перед ней не стоит.
Хана Муниц переводит взгляд на сурово освещённую Масаду. Ответ возвышается над нами. Лёгкий озноб от пустынного ветра защекотал кожу... Или от музыки? А, может быть, от мыслей?

Окончание рассказа традиционно. Рекомендую увидеть и услышать всё это своими глазами и ушами, дамы и господа.
Tags: Мертвое море, культура, фестиваль, фоторепортаж
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments