godinerl (godinerl) wrote in all_israel,
godinerl
godinerl
all_israel

Categories:

Московские строки весны 1921 года \ Информация об экскурсиях в Доме-музее Бялика до конца 2012 года

Мне известно о двух приездах Бялика в Москву. У этих визитов, разделенных не таким уж большим отрезком времени, но вместившем эпохальные трансформации, причины разные. Первый раз Бялик посетил Москву для выступления в Политехническом музее с докладом на основе собственного эссе на тему "Галаха и Агада". Второй раз, пять лет спустя, в 1921 году, причина приезда была диаметрально противоположная. Завершить дела хотелось как можно скорее, да, и думаю, этот приезд – если бы это было возможно – Бялик хотел бы поскорее забыть, если не больше – никогда не совершать. Но, что делать, если власть предержащие, а они же – выдающие разрешение или накладывающие запрет на выезд из страны – находились именно в Москве...

1
Борис Карми запечатлел супругу поэта Маню Бялик в поздние годы. Именно из писем поэта Мане мы попытаемся восстановить картину этой поездки...




Хронику своего второго путешествия в Москву и нежданно-негаданно затянувшегося там пребывания Бялик описал в восьми письмах к своей жене Мане. Письма Бялик посылал в Одессу, несказанно мечтая поскорей вернуться в тот город, откуда он планировал уехать навсегда из советской страны. Уехать, уже лишившись своего одесского детища - издательства и типографии "Мория", и уже зная, какой документ предложат подписать ему руководящие чины Одесского ЧК...

На фотографии ниже – начальник Одесского ЧК Макс Мендель Дейч, именно по требованию которого Бялик должен будет дать подписку об обязательстве "не заниматься сионистской пропагандой", что в случае литератора означало перестать "продолжать писать на языке сионистов – иврите"

2
Расстрелян в 1937-м

В Москву Бялик ехал не один. И бороться ехал не только за себя. Позже, на корабле 'Анастасия", в результате этой поездки, отплывет из Одесского порта по направлению к Константинополю группа деятелей еврейской культуры и искусства.

По пути в Москву Бялик смог заехать в Киев, посетить тестя, Шеваха Оэрбаха.

3
Портрет Шеваха Оэрбаха кисти Хаима Гликсберга

Лишь ему - единственному по завещанию поэта - в 1934 году будет предоставлено право произнести на тель-авивском кладбище Трумпельдор надгробную речь в момент захоронения того, кто, потеряв родного отца в возрасте семи лет, считал Шеваха одним из самых близких себе людей.

Итак, попробуем перенестись в 1921 год, в месяц адар, как отмечает сам автор в первом письме, написанном из поезда (перевод – мой):

Письмо первое:

"Дорогая Маня!

Я пишу из поезда, мы проехали Казатин.

Приключений особых в дороге не было. В вагоне теснота, грязь, но тепло. Если до Москвы всё так и останется, считай, поездка была не из самых ужасных. Мне почему-то кажется, что от Киева и дальше всё будет намного лучше. В одном вагоне с нами едут Кауффманы."


В этой поездке вместе с Бяликом находится чета Кауффман: Ляля, дочь писателя Шолом-Алейхема, ее муж Михаил, и их дочь Белл – будущая известная писательница Белл Кауффман.

3а
фото

Кстати, за пять лет до этой поездки в Москву, еще в Одессе, Бялик напишет для маленькой Белл светлые и незатейливые строки про двух кукол. Строки, которые впоследствии лягут в основу израильской песни Нахума Нарди о Гили и Цили.

Вернемся к письму:

"Едет с нами и молодежь, которая помогает нам с особой симпатией. Это сын Пэна и некий близкий родственник Минковского. Они облегчили нашу участь..."

Известные представители еврейской Одессы, чьи молодые родственники упомянуты в качестве попутчиков Бялика в дороге, это:

Адвокат Шмуэль Аба Пэн...

4

...и кантор Бродской синагоги, исследователь еврейской музыки, дирижер Пинхас Минковский

5
фото

Завершая первое письмо, Бялик пишет:

"Манечка!
Береги себя, не жалей себе ничего.
Не грусти и не переживай.

Самые сердечные пожелания наши друзьям: Равницкому, Друяновым, Ладыжинским, и Видровичам и всем-всем.

27\2. 11 часов по солнцу*
Твой Хаим Бялик"


Расшифровывая фамилии, упомянутые в конце письма, конечно, отметим сподвижника Бялика, его коллегу, соавтора, но прежде всего – учителя и одного из первых одесситов, поверивших в дар молодого поэта, Йехошуа Хону Равницкого.

6
1909 год, поездка Бялика в Эрец-Исраэль. Ровницкий – сидит со шляпой в руках

Корней Чуковский, вспоминая своих соседей по одесским приморским дачам, Равницкого характеризовал так:

"...некий велемудрый Равницкий, красивый человек средних лет с золотистой бородой, в очках - насколько я помню, золотых."

Семья Алтера Друянова – следующие в списке упомянутых Бяликом адресатов его сердечных приветов.

7
Слева - направо: Друянов, Бялик, Равницкий, Мойхер-Сфорим, Беркович

Конечно, на этой постановочной фотографии в обаянии позирующих бОльшую непосредственность проявил Бялик, и напускная серьезность шутника и автора книги еврейских анекдотов Друянова может сбить с толку. Но не только изданием в 1922 году антологии, состоящей из 3170 еврейских мудрых шуток, прославился Друянов. Он – автор фундаментальных исследований по истории заселения Палестины, по становлению Тель-Авива и т.д.

О Ладыженских, глава семьи которых был в Одессе, а позднее в Тель-Авиве (как гласят примечания к письмам) известным сионистским деятелем, я (в отсутствии инициалов) информацию найти не смогла. А упомянутая (Леа) Видрович – это подруга Мани Бялик.

Письмо второе:

Оно уже написано не с дороги, а по прибытию в Киев для пересадки на московский поезд. Написаны эти строки 5 марта, того же – 1921 года, и начинаются так:

"Дорогая Маня!

Мы добрались до Киева вечером в понедельник, часов около семи. Международный поезд на Москву ушел у нас из-под носа, поэтому пришлось остаться в Киеве на целую неделю, в ожидании следующего состава, который отбывает по воскресеньям. Конечно, времени терять мы не будем. Повидаемся со знакомыми. Попытюсь сделать что-нибудь для "Двира", даже если это и принесет новые огорчения."


8
Эмблема издательства "Двир"

Издательство "Двир" было основано на основе одесского книжного издательства "Мория", созданного в начале века Бяликом.

8а
Одна из 1400 книг, изданных в издательстве "Мория" и отпечатанная в одесской одноименной типографии (фрагмент экспозиции Дома-музея Бялика)

Деятельность "Двир" была приостановлена советскими властями в 1918 году, выполнявшими указ о запрете печатания книг на языке иврит, если они не являлись книгами религиозными, т.е., у художественной литературы, у исторических трудов, у детских книг на иврите шансов быть напечатанными в России не оставалось никаких. Благодаря помощи группы еврейских филантропов, "Двир" продолжит свою деятельность в Берлине, а затем станет издательством ишува и позднее Государства. В сегодняшнем Израиле издательство "Змора-Бейтан" уже почти тридцать лет назад поглотило "Двир". Но пока... Давайте обратимся к строкам самого Бялика (перевод мой):

"По указанию правительства запрещена любая публикация книг на иврите в России, кроме книг канонических. В деятельности (издательства) "Мория" произошел перерыв, который, как мы предполагали, будет временным. Но с революцией большевиков и установлением их власти, пришел безоговорочный конец деятельности "Мория". Огромные запасы бумаги, типографского оборудования, уже отпечатанных книг (а имущество это – результат 20-летней интенсивной деятельности, повлекшей большие материальные затраты) – всё это конфисковано новым правительством."

8б
Здание на ул.Базарная, 23 в Одессе, где размещалась типография "Мория"

Вернемся к письму из Киева:

"Как я уже говорил, поездка прошла благополучно. Дома (в доме родителей Мани, живших тогда в Киеве - примечания мои) всё, как обычно. Денег едва хватает. Бази (сестра Мани), Михаэль и их дочь живут у отца (здесь Бялик говорит о своем тесте). Но содержат себя сами. Совместное проживание –это лишь способ сэкономить на отоплении и других подобных вещах. Дочь Бази – Миреле – очень хорошая и умная девочка. Правда, здоровье у нее слабое... Миреле никогда не унывает, любит смеяться и умеет смешить, она прекрасная рассказчица. Рива и Соня – в Малине. Оля пока что тоже там и зарабатывает неплохо. Гершеле – в Киеве, тоже работает. В общем-то, у всех неплохой заработок и волноваться за них не стоит. Папа работает на ставку, мама – домохозяйка."

В этих строк Бялик дает краткий отчет о судьбе родных Мани – ее родителях, сестрах и одном из шуринов.

А дальше идет строка, которая встречается в серии писем из московской поездки неоднократно:

"Пишу тебе с дороги, не знаю, получишь ли."

Судя по повторяющимся известиям в последующих письмах и даже конкретных упоминаниях неуверенности Бялика в том, что до Мани доходят его послания, в этой затянувшейся не по вине "просителей" разрешения на выезд поездки, Бялик чувствует себя довольно оторванным от дома…

Еще одна сестра Мани – Блюма – упомянута в письме отдельно

9
Бялики – Хаим-Нахман и Маня - и сестра Мани Блюма с мужем Яном Гамарником

Наблюдательный Бялик справдливо характеризует место временного проживания Мани в Киеве:

"Блюма живет в "Континентале", чем-то напоминающем одесскую "Лондонскую".

10
Киевская гостиница "Континенталь"

Действительно, и фасадом, и престижностью статуса этот отель справедливо напомнил Бялику одесскую гостиницу.

11
Фото 1917 г.

На тот момент Ян Гамарник – муж Блюмы – председатель Киевского губкома партии... Это потом, через 16 лет, судьба Блюмы будет скомкана в ледоходе 1937 года, а сам Гамарник – на тот момент начальник Главполитуправления Красной Армии – покончит жизнь самоубийством.

12
Гамарник – крайний слева

Завершая свое второе письмо, написание которого растянулось почти на неделю, Бялик пишет:

"Завтра, в воскресенье, мы тронемся в путь, если это будет угодно В-вышнему. Билеты уже куплены.

Целую тебя, моя дорогая.
Твой Хаим Бялик.
Прошу тебя, береги себя, не переживай, будь спокойна."


Продолжение московской эпистолярии 1921 года - следует.

=======================================================

Несколько сообщений по расписанию экскурсий в Доме-музее Бялика до конца 2012 года:

27.11 - группа закрыта, и мы начинаем в 17.30 (по просьбе группы)

Декабрь:

Вечерние экскурсии состоятся по вторникам. Начало в 18.00

4.12

18.12

25.12

Также есть одна утренняя экскурсия в пятницу - 21.12. Начало в 10.00

Продолжительность экскурсий 2 часа. Стоимость субсидирована проектом 'Арцейну" Совета по охране и сохранению исторических памятников - 10 шек.

Подробности - здесь.

Обязательна запись: по тел. 0545 46 10 24 или по электронной почте lizadavidovich@gmail.com

==========================================================

* Завершая свое первое письмо Бялик записывает час, когда письмо было завершено и употребляет, казалось бы, странную фразу о времени, исходя из солнца. Редактор сборника писем Бялика к Мане пишет в примечаниях:

"В ту пору пассажиры, едущие в поезде, часто прятали свои часы от сглаза..."

Кому-нибудь известно что-нибудь об этом странном замечании?

Tags: Тель-Авив, культура, объявления, фотоархив
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments