godinerl (godinerl) wrote in all_israel,
godinerl
godinerl
all_israel

"Колокола привычны к ударам изнутри", часть вторая – Ирик

...Всё-таки надо иногда собственную уверенность, зашкаливающую с приставкой "cамо-" в сферу пустого всезнайства, надо иногда отрезвлять жизнесплетениями, которые талантливее, глубже и честнее любых собственных надуманностей. Я знала, что в "голубиной поэме" Шалева должен быть прототип, но я и не предполагала,  что сам Шалев узнал о нем , лишь когда дописал повесть. Книга "Мальчик и Голубь"  задумывалась автором лишь, как часть романа "Эсав". Писалось о голубе и мальчике - говорилось о любви к родной Земле и возвращении к ней.

"... деревья не могут убежать, когда им плохо. Они остаются до конца..."
Начало - здесь



Памятник почтовому голубю, когда-то стоявший на учебной базе в Црифине...


На кладбище бригады ХарЭль в Кирият-Анавим Шалев был не один. С ним были: Амос Хорев – генерал ЦАХАЛа со славным пальмаховским прошлым, поэт Хаим Гури  и его супруга Ализа. Именно она обратила внимание Меира Шалева на одну из могил и сказала: - А это был наш голубятник!
Надпись на надгробии гласила: Меир Гаркави (1927 – 1948) На тот момент работа над книгой почти приближалась к концу.



фотография Меира и его письма взяты с сайта Изкор (линк см. выше, на имени Меира)


Меир Гаркави (Ирик) родился в 1927 году в Тель-Авиве. Учился в школе в Пардес-Хане. Затем продолжил обучение в школе в поселке Кадури. Ирик сам выбрал эту школу. Ему было важно знать про Землю, на которой он рос, всё, и уметь помогать этой Земле расти вместе с ним.
По окончании школы вступил в ряды ПАЛМАХа. Это был 1946 год. Служил в Маале хаХамиша. Окончил офицерские курсы. Служил в Сдоме, в Кирият Анавим. В рядах бригады ХарЭль участвовал в боях за Кастель, за иерусалимские Катамоны, за вершину, которую венчает могила пророка Шмуэля. И в боях за Сен-Симон, тот самый греческий монастырь в Иерусалиме, упоминаемый в книге Шалева, Ирик тоже участвововал. Заменил раненых товарищей. Голуби были уже в стороне. Ирик был за пулеметчика.
Ирик (Меир) Гаркави был ранен в боях за Гиват хаРадар. Очевидцы помнят, как он ещё успел поправить товарищей, лишь повторивших приговор немой смерти:- Ирик не убит, Ирик ранен!...В тот же день, 2 июня 1948 года, во время операции он умер...
 

"Что-то приятное и успокаивающее было в широком взмахе этих рук, запускающих голубя, взмахе, который сочетал в себе и дарование свободы, и передачу силы, и прощальное напутствие, а также легкую зависть. Каждый, кто стоял там в этот момент, был тронут до глубины души. Все взгляды провожали голубя, пока он не исчез вдали."


Ирик был невысокого роста, деликатный, скромный. Таким запомнила его Хана Гиволь, служившая вместе с Ириком в Маале хаХамиша.



"Голубятня притягивала его. Несоответствие неказистой внешности почтовых голубей и их высокого предназначения вызывало в нем дрожь."
Хана на тот момент прослужила лишь два месяца, Ирик опекал её, рассказывал о голубях, много фотографировал. В год выхода в свет повести Шалева "Мальчик и голубь" Хана несколько раз была на встречах с писателем, но подойти и поделиться воспоминаниями не решалась. Конверт с письмом и фотографиями, сделанными Ириком,передала Шалеву, лишь увидев того на похоронах писателя Изхара Смелянского ( "Самех Изхар").


Вместе с Ириком Хана будет слушать по радио речь Бен-Гуриона о провозглашении Независимости государства Израиль. Вечером будут народные празднества. А следующий день станет первым днем войны. В письме к матери Меир Гаркави напишет:



"О последних месяцах я могу или молчать или написать книгу. Но не пугайся! Книгу писать я не собираюсь"


Письмо это будет написано за десять дней до гибели. Книгу "Мальчик и голубь" через 58 лет напишет Меир Шалев, даже после окончания работы пытаясь убедить родных* Ирика, что образ собирательный. Диалог автора и предпологаемого прототипа главного героя повести Шалева продолжится даже в мелочах. Наделив Мальчика ласкательных прозвищем младенец, малыш, лишь по окончании работы, Шалев узнает, что Ирик успел опровергнуть и эту идею...






О юноше и голубе есть и в последних строках стихотворения Бялика "За забором":





אין קול ואין עונה
ויונה עם נער
עדיין מתדפקים
על דלת שער







"Нет говорящего, и нет внимающего,
и юноша с голубем
всё ещё стучатся в ворота..."




Дополнения:


1.Благодарна коллеге – экскурсоводу Шмулику Лангеру за помощь в моих плутаниях-поисках прототипа главного героя повести Шалева.


2.*  Родной брат Ирика – генерал Йегошофат Гаркави 
На сайте аналитической группы МАОФ о нем написано следующее: "Йегошофат Гаркави начал военную карьеру в еврейской бригаде во Второй мировой войне, командовал ротой во время Войны за Независимость, дошел до должности главы АМАНа. Уволился из ЦАГАЛя в 1959г. Параллельно военной карьере он сделал карьеру в академическом мире. Он получил профессуру и был одним из важнейших востоковедов. Он первым довел до широкой общественности палестинскую хартию и ее смысл. Он первым вскрыл глубину ненависти и и нацистские позиции в арабском мире. Он опубликовал в 60-е годы серию статей на эти темы ("Арабская позиция в конфликте с Израилем", "Израиль и арабы", "Как объясняется арабская политика против Израиля в египетской армии" и т.д.)"


3.Первая строка в процитированном четверостишье из Бялика  взята поэтом из Книги Царей, первый том, 18 глава, 26 строка.
Tags: Армия Обороны Израиля, история
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments