Вольфсон (gottfrid) wrote in all_israel,
Вольфсон
gottfrid
all_israel

Category:
Спорт в Израиле - это всегда не только спорт. Когда "красные" играют против "желтых" - это еще и немного политика, а когда израильские спортсмены добиваются успехов в международных соревнованиях - и неважно идет ли речь о футболе, плавании, дзюдо, виндсерфинге или стоклеточных шашках - израильтяне готовы тут же сделать из победителя национального героя. Слишком напряженная жизнь в Израиле, слишком мало поводов для радости и каждый из них израильтянами используется до конца.
Если спорт в Израиле - это не просто спорт, то баскетбольная команда тель-авивского Маккаби - это и вовсе не явление, которое давно перестало быть только спортивным. Клуб, трижды - в 1977, 1981 и 2004 завоевывал главный приз европейского баскетбола - Евролигу (ранее этот турнир назывался Кубком европейских чемпионов). Еще после првой победы в 1977 году, над грозным советским ЦСКА, отказавшимся приезжать в Тель-Авив и разгромленным тель-авивцам на нейтральном поле, Маккаби стал символом гордости Израиля. И несмотря на то, что в команде с годами стало все меньше израильтян и все больше темнокожих американцев, хоть некоторые из них со времен так приживаются здесь, что принимают израильское гражданство и становятся игроками сборной - Маккаби осталсяпроактически, явлением конценсусса в израильском обществе. Более ста тысяч человек праздновали в прошлом году победу Маккаби в Евролиге.
с 6 по 8 мая в Москве, пройдет так называемый, "турнир четырех" - решающая пулька Евролиги нынешнего сезона. Четыре лучшие команды разыграют в двух полуфиналах и финале звание победителя Евролиги. До сих пор ни одной окманде не удавалось два года подряд стать обладателем трофея. Маккаби будет там и попытается уже не в первый раз сотворить чудо. О шансах можно рассуждать и спорить долго, но сегодня, в первый день праздника Песах, открывая спортивный раздел журнала, вспоминается событие пятилетней давности. 2000 год. Тоже Песах. Тоже "турнир четырех". Тоже Маккаби. В длинной череде событий с участием тель-авивской команды -это всеже стоит особняком. И по причинам. отнюдь не только баскетбольным.



ЧАСТЬ 1. ДОЛГАЯ ДОРОГА В САЛОНИКИ

Сезон 99-00 был многообещающим. Впервые после нескольких кисло-сладких ( более кислых) лет, в Маккаби собрался ансамбль игроков высочайшего класса, а главное безусловной сыгранности и взаимопонимания. Шефер, Хафман, Макдональд, Шарп, Паркер, Хенефельд. Дирижировал маэстро Пини Гершон. Он и Дэйвид Блатт должны были превратить музыку этого ансамбля в шедевр. Правда команду, в начале сезона покинул солист. Одед Каташ. И не просто покинул....Но об этом потом.
От команды в тот год ждали только одного - Кубка Европы. На меньшее не были готовы ни болелельщики, ни журналисты, ни сама команда. И это казалось вполне посильной задачей. Но Маккаби, как Маккаби не знал легких путей. И на исходе нервного, изматывающего сезона, команда подошла к серии последних стыковых игр за право попадания в "финал четырех". Противостоял тель-авивцам итальянский "ПАФ". Соперник высококлассный, мощный, а к тому же итальянские клубы всегда были ахиллесовой пятой Маккаби. В скоротечной серии до двух побед первая игра была дома. Вторая на выезде. В случае обоюдных побед, команды должны были встретитьса вновь в Тель-Авиве, для третьей, решающей игры.
Первая игра была в Пурим. Веселый, еврейский праздник должен был увенчаться по всеобщему убеждению, победой Маккаби. Этого ждали все. Вот только двухметровым парням из северной Италии сообщить об этом забыли. Первый тайм той игры был сущим кошмаром. Из тех игр когда у одной команды получается все, а у второй ничего. Только разделение обязанностей было неверным. Получалось все у итальянцев. А наши стали фоном. На перерыв команды уходили при разрыве в 14 очков в пользы ПАФа. Маккаби, в очередной раз создал себе трудности. И в очередной раз героически их преодолевал. Вторая половина игры была окрашена в желтый цвет, а на площадке царил один человек. Дорон Шефер. Он на своих плечах почти спас игру. Почти. Но Маккаби в тот вечер не хватило совсем немного, как всегда. Немного везения, немного судейства. Последний бросок Брискера за секунду до сирены...Мяч попадает в щит и безжалостно отскакивает в площадку. Поражение.
У выхода Пини Гершона ждали десятки болельщиков. "Все будет хорошо, Пини" - кричали ему - "Мы с вами. Едем в Болонию. Вы отыгретесь. Ничего у них не выйдет ( Хаваль лахем аль ха зман!!)". Пини грустно улыбался. В тот вечер казалось, что неизменный оптимизм, чувство юмора и жизнерадостность изменили и ему. Слишком глупым было поражение. Слишком тяжелой была дальнейшая задача. Слишком призрачными были шансы на успех. И хоть за окном был Пурим, все мечтали о Хануке. Вернее о Ханукальном чуде. Больше надеяться было не на что.
...Спустя два дня на баскетбольную площадку в Болонии обрушился смерч. Этот смерч в течении 40 минут сметал все на своем пути и не было от него спасения. Казалось, что игроков в желтом больше. Все то, что не получалось позавчера , происходило легко и точно этим вечером. Дальние броски, те самые, что два дня назад летели куда угодно, только не в кольцо, ложились как шары в лузу, передачи всегда находили адресата, оборона не давала итальянцам дышать. В происходящее трудно было поверить. Вот вот Маккаби сломается. Вот вот ПАФ заиграет. Так не бывает. Этого просто не может быть. Но это было. В этот вечер на площадке были только тель-авивцы. И сомнений в исходе игры не было ни у кого. За минуту до конца, хозяева прекратили сопротивляться. Тель-авивский концерт был в крещендо. И видавший многое Пини Гершон долгие минуты стоял, обняв голову руками и молча смотрел, как обнимаются на площадке, сотворившие невозможное его парни. "Какая игра"- только сказал он наседавшим на него журналистам - "Какой баскетбол".. А потом отошел от камер, прижался лбом к стене и разрыдался...А в раздевалке в это время, неофициальный капитан Ариэль Макдональд проводил импровизированное собрание игроков-"Люди, мы сами создали себе проблему! У нас есть теперь шанс все исправить самим. Все в наших руках. Никаких праздников до победы!!!"
Третья игра была для проформы. Нет, ПАФ все еще были сильны и опасны. Но по тому, как разминались игроки Маккаби, по тому какая злость читалась в глазах игроков, по тому, как выглядели тренеры и неистовствали болельщики, было ясно, что результат игры предсказуем. Маккаби в тот вечер не оставил гостям ни одного шанса. Между Пуримом и Песахом в Тель-Авиве праздновали Хануку. Чудо свершилось. Едем в Салоники.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ. САЛОНИКИ, ПЕСАХ, ДОЖДЬ И ОДЕД КАТАШ

"Турнир четырех" проходил в Салониках. Помимо Маккаби Т-А в турнире играла Барселона (с ними наши встречались в полуфинале), турецкий Эфес Пильзен и греческий Панатинаикос. Греки считались фаворитами и ко всему прочему, был еще один пикантный момент в отношениях с этой командой. В их рядах, в том году играл израильтянин. И не просто израильтянин, а выходец из Маккаби Т-А. И не просто выходец из Маккаби, а ее звезда. Одед Каташ. Сразу, как только выяснился состав "турнира четырех" все начали фантазировать на тему возможной встречи тель-авивцев с Каташем. Когда в одном из интервью Каташа спросили - "Представьте себе ситуацию - секунда до конца. Маккаби ведет с разрывом в одно очко. У Вас два штрафных броска." Одед полмолчал и тихо ответил - "Упаси Б-г"...Знал бы он тогда...
В полуфиналах наши без особых проблем расправились с Барселоной, а греки переиграли Эфес Пильзен. Впереди был финал.
Между полуфиналами и финалом был день. Это был день пасхального Седера. Еврейская община Салоник пригласила команду, журналистов и болельщиков на Седер и тем самым, еврейский народ на один вечер, получил мощное подкрепление в лице Хафмана (говорят у него мама еврейка), Макдональда, Шарпа и прочих, с почетом принятых в евреи баскетболистов. Хафман, ломая язык, пытался читать Агаду, а Брискер выяснял из чего все-таки сделана маца. Пини Гершон, который к традиции и Высшим силам относится с должным почтением, провел Седер до конца, но как он сам расказывал на душе было тревожно. И не зря.
День финала был дождливым. Организаторы "турнира четырех" предусмотрели все. Кроме расстояния от гостиницы где жили журналисты и болельщики до зала где игрался финал. А также того факта, что финал играется в день праздника, когда использование транспорта евреям соблюдающим традиции запрещено. Комментатор израильского телевидения Эли Саар, во главе процессии из еще 25 религиозных евреев, проделали 12 километровый путь пешком. До зала. Саар появился в эфире в момент представления игроков, предварительно побывав в лагере Маккаби и получив, не только составы, но и сухие брюки.
Финал получился Финалом. Зал яростно болел за ...Маккаби. К израильтянам, захвативших на пару дней еще немного чужой земли, присоеденились болельщики местного Ариса, для которых высшее блаженство это увидеть как побеждают Панатинаикос. На этот вечер желания греков и евреев совпали.
Первый тайм, нервный и в основном сумбурный закончился вничью. "Кубок Европы, пока не сдвинулся ни на сантиметр ни к Афинам ни к Тель-Авиву" - суммировал комментатор. Оставалось еще 20 минут.
А во втором тайме Каташ заиграл. Спокойный, как всегда, хладнокровный, Только Б-гу известно, что творилось в это время у него внутри) он вместе с Ребрацей, Фучка и другими методично наращивал преимущество греков. Наши не сдавались. И пусть это был не лучший день Шефера, Хафмана (он никогда не мазал столько со штрафного как в ту игру) и Шарпа, но они покрывали это готовностью биться до конца. И почти сравняли. Когда разрыв сократился до одного очка, а табло показывало, что до конца осталось две с половиной минуты, мяч попал к...Ну естественно. К Каташу. Я уверен, что из десяти бросков с такого расстояния он не смог бы попасть больше одного. И этот один пришелся на ту игру. "Почему именно он???!!" - не выдержал эмоциональный комментатор. Но увы, именно он, похоронил последнюю надежду Маккаби вернуться домой с Кубком. После этих трех очков наши сдались. За 30 секунд до конца Пини подошел к Обрадовичу (тренеру греков) и поздравил его. Все было кончено. Финальная сирена застала игроков Панатинаикоса, обезумевших от счастья, а Каташа в обьятиях...игроков Маккаби
Потом была церемония награждения. Потом был Кубок в руках у Каташа. Кубок, который отправился в Афины, но на несколько минут он был завернут в...израильский флаг. Да, в это вечер все слегка перемешалось. И это было слабым, но все таки утешением на исходе того красивого, захватывающего, безумного, но,увы, безпризового сезона.
И долго еще все интервью Каташа начинались одним и тем же шутливым вопросом - "Скажи, тебе не стыдно?"
Tags: спорт
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments