Миша Клиот (michk) wrote in all_israel,
Миша Клиот
michk
all_israel

Categories:

Байт Галим

Так называлось мероприятие, организованное жителями хайфского района Бат Галим во время последнего праздника Суккот. Здесь проживает много художников, скульпторов, писателей и других деятелей искусства, которые по собственной инициативе решили развернуть выставки в своих домах и других общественных зданиях.

Помимо выставок и концертов, состоялось несколько экскурсий, которые проводили по историческим местам этого района архитектор Цви Школьник и писатель (а также актёр и режиссёр) Жак Кено - оба жители Бат Галима.
Цви Школьник и Жак Кено

Стоит отметить, что как и все остальные мероприятия, эта экскурсия была организованна на общественных началах.
История Бат Галима гораздо древнее, чем это может показаться сегодня. Именно на этих прибрежных землях располагалась древняя Хайфа, упоминаемая в Талмуде, а также в записках путешественников 2-3 вв. н.э. Не исключено также, что история этого места восходит своими корнями ещё к танахическому, а может быть и к хананейскому периодам. Любопытно было бы узнать, что нашли археологи во время раскопок, которые предваряли закладку фундамента нового административного корпуса больницы “Рамбам”
Что же касается наших времён, то первый этап современной застройки Бат Галима можно отнести к последней трети 19-го века, когда темплеры построили на пустынном берегу залива ветряную мельницу и несколько домов вокруг.

Мельницей пользовались не только сами темплеры – сюда привозили зерно поселенцы из Зихрон-Яакова. Впоследствии, как и на многих других ветряках Палестины, на ней был установлен паровой двигатель, поскольку силы ветра не хватало.
В настоящее время здание мельницы после внутренней перепланировки используется как жилой дом - там живёт художник Пини Вайнбергер. Кстати, одна из художественных выставок была открыта именно в его доме. Многих людей поражает сама возможность проживания в таком необычном месте. Впрочем, добавляют они, он же художник …
Следующим этапом застройки района явилось строительство в самом конце 19-го века монастыря кармелиток и школы для девочек, основанной сёстрами ордена святого Иосифа. Оба здания были возведены восточнее построек темплеров, оба построены в типичном для того времени стиле эклектики. Интересен тот факт, что автором проекта монастыря была одна из монахинь – так сказать home-made production. При монастыре действовала небольшая больница – тем самым кармелитки и сёстры святого Иосифа вели свою миссионерскую деятельность в традиционных областях просвещения и здравоохранения. Впрочем, в миссионерстве они не слишком преуспели. Зато появившиеся здесь в 30-х годах англичане решили продолжить традицию и построили рядом с монастырём больницу – сегодня это старый корпус больницы “Рамбам”
Кармелиткам же не слишком пришлось по вкусу такое соседство. Кроме всего прочего, из пустынного района на берегу моря, Бат Галим превратился в оживлённый еврейский квартал, где жизнь была ключом. Здесь была расположена английская военно-морская база, знаменитое хайфское кафе "Казино", о котором речь впереди, ночные клубы, а также публичный дом для увеселения британских солдат, расположенный прямо напротив входа в базу.
Всё это не слишком радовало монахинь. Они решили сдать монастырь в аренду больнице, а сами перебрались повыше на гору – поближе к своим собратьям-кармелитам.
А теперь собственно об истории квартала. В 1918 году были куплены первые 100 дунамов земли вдоль морского побережья, западнее мельницы темплеров. Сделка состоялась при посредничестве Иегошуа Ханкина, которого специально пригласили уладить возникший конфликт. Обе стороны никак не могли договориться, как именно следует отмерять эти 100 дунамов: от полосы прилива или отлива.
Планировка нового квартала была поручена архитектору Рихарду Кауфману, приехавшему в Палестину из Германии в 1920-м году. Для Кауфмана это был один из первых опытов планирования городской застройки. Он предложил новаторскую концепцию “Города-Сада”, где каждый дом был окружён небольшим участком земли. На этих участках предполагалось высадить декоративные растения с фасада и огородные культуры позади дома - рациональное сочетание приятного с полезным. Апробировав идею города-сада на Бат Галиме, Кауфман впоследствии успешно использовал её для проектирования других кварталов: хайфских Адара, Неве-Шаанана и Центрального Кармеля, иерусалимских Рехавии, Тальпиот и Бейт-ха-Керем и многих других. Интересно, что знаменитое стихотворение Маяковского появилось только в 1929 году.
Бат Галим и сегодня утопает в зелени. Примечательно, что общество охраны памятников внесло в список охраняемых объектов даже кокосовые пальмы (דקלים), которые высаживались перед входом в дома.

Бат Галим в 30-е годы. Фотография из архива фотографий Хайфы.

Квартал был разбит на 88 участков и уже в 1923 году появились здесь первые дома. Название квартала было взято из книги Исайи гл.10, ст.30: “Кричи в голос, Бат-Галим, слушай Лайиш, бедный Анатот”. Цены на жильё здесь были ниже, чем на Адаре, поэтому первыми покупателями были люди с небольшим достатком. Новый квартал был расположен на отшибе, далеко от административного и делового центра тогдашней Хайфы, и к тому же территориально был отсечён от города железной дорогой. Это придавало Бат Галиму некоторый дух автономности и вольнодумства, который, по мнению местных жителей, сохранился до наших дней. Все эти факторы плюс непосредственная близость моря и пляжей привлекали сюда представителей свободных профессий – художников, писателей, музыкантов, да и вообще всех тех, кто искал уединения и независимости.
Почти все первые дома были одноэтажными, построены в распространённых тогда стилях эклектики и модерн. Баухауз появился только в 30-е годы. Тогда же, к уже существующим домам начали пристраивать вторые и третьи этажи. Дело в том, что благодаря своему расположению, квартал приобрёл славу и популярность морского курорта. Многие жители Палестины приезжали сюда на лето с семьями и снимали комнаты. Таким образом, цены на съём росли, а жилья катастрофически не хватало.
Сюда очень любил приезжать Шай Агнон. В Бат Галиме жила его своячница Ривка Брин, сестра жены Агнона Эстер (или Эстерлайн). Семья Брин снимала несколько комнат в доме Гаркави – двухэтажном особняке, построенном по проекту Александра Бервальда на улице Ха-Шарон, 31.

После арабских волнений 1929 года, когда иерусалимская квартира Агнонов была разграблена, писатель с женой и двумя детьми перебралась в Бат Галим. Впрочем, сам Агнон недолго пробыл в Хайфе, в начале 1930 года он уехал в Лейпциг, где готовилась к издательству его новая книга.
Квартира Бринов была слишком мала для обеих семей, и тогда жена писателя Эстерлайн сняла 2 комнаты в доме Биренцвайгов на набережной.

Здесь они прожили почти целый год. Агнон собирался вернуться из Европы в Хайфу, и даже предполагал поселиться в Бат Галиме насовсем. Сам он очень любил морской воздух, ранние морские купания, а также тишину и спокойствие этого квартала. Но Эстерлайн не разделяла его мнения. Она жаловалась на местные влажность и духоту – не зря же англичане иронично называли это место Bath Galim. В конце 1930 года жена писателя с детьми вернулась в Иерусалим, и таким образом Хайфа лишилась возможности стать пристанищем Нобелевского лауреате. Дочь Агнона Эмуна впоследствии писала, что год, проведённый в Бат Галиме, был “счастливейшим годом в её жизни”
Дом Биренцвайгов находится на берегу моря, почти в самом конце квартала. Если отсюда прогуляться вдоль набережной на восток, то можно заметить, что эта часть квартала почти не подверглась изменениям и дошла до наших дней практически в изначальном виде. Об этом красноречиво свидетельствует состояние многих домов, нуждающихся в капитальном ремонте.




Часть домов, однако, отреставрирована и поддерживается в приличном состоянии.
Например, дом Хамауи – главного сефардского раввина Хайфы.

Это довольно оригинальное одноэтажное здание было воплощением всевозможных символов и реминисценций. Волнообразные очертания фронтона напоминают форму раковины – напоминание о близости моря. На фасаде красуется цитата из 136-го псалма: “Если я забуду тебя, Иерусалим, забудь меня, десница моя”, в подражании темплерам, которые украшали свои дома цитатами из библии. А четыре треугольных выступа по углам крыши выполнены в форме рогов храмового жертвенника: “и убежал Иоав в шатёр господень и ухватился за рога жертвенника” (3-ая книга Царств, гл. 2, ст. 28)
А вот зданию кафе “Казино” повезло гораздо меньше. Оно было построено в 1934 году на самом берегу моря, в том месте, где бульвар Бат-Галим выходил на набережную. Тем самым жители Бат Галима скопировали идею и название знаменито тель-авивского “Казино”. Между этими двумя сооружениями действительно было много общего: оба стояли на берегу моря и частично держались на сваях, оба использовались как элитарные клубы и посещались только богатыми и высокопоставленными людьми, оба загораживали морской вид, поскольку в них упирались центральные улицы, и у обоих зданий участь оказалась незавидна. Что же касается различий, то хайфское “Казино” было построено в стиле баухауза, в то время как его тель-авивский тёзка – в стиле эклектики. И ещё: “Казино” в Тель-Авиве было окончательно снесено в 1938 году и больше не восстанавливалось, в то время как хайфское простояло до сего дня и всё ещё не теряет надежду на восстановление.
Казино в Бат Галиме


Казино в Тель-Авиве - фотография из поста http://users.livejournal.com/yozhik_/45284.html


Так сложилось, что из-за близости военно-морской британской базы, “Казино”, а также примыкающий к нему бассейн, посещались в основном англичанами. После 48-го года количество посетителей резко сократилось, кафе и бассейн начали хиреть. Бассейн вскоре закрылся и был разрушен, но “Казино”, постепенно разваливаясь, простояло до конца 20-го века. Здание переходило из рук в руки, причём каждый следующий владелец сталкивался с одной и той же проблемой. В соответствии с законом, запрещено строительство новых сооружений на расстоянии меньше 100 метров от береговой линии. Что же касается уже существующих зданий, то их разрешается реставрировать, но в уже имеющихся границах. Это резко сокращало возможности реконструкции – фактически этот закон означал, что здание “Казино” надо было восстанавливать в его первоначальном виде. Последний владелец, купивший его около десяти лет назад, решился на это, но в результате реставрационных работ рухнули сваи, которые держались на честном слове. Вместе с ними рухнули и остатки стен, после чего было решено убрать сваи, засыпать участок дна и возвести на нём дом заново. Что и было проделано – но не до конца. По-видимому, у владельца кончились деньги. “Казино” уже несколько лет стоит недостроенным и неизвестно, будут ли продолжены реставрационные работы.





Зато интересное решение для сохранности своего дома придумал владелец компании морских перевозок и почётный консул Бельгии Аарон Розенфельд. Он завещал этот дом хайфской мэрии, с условием, что власти позаботятся о его жене. Согласно завещанию, вдова Розенфельда могла оставаться в своём доме до самой смерти, а хайфский муниципалитет должен содержать дом всё это время. Вдова пережила мужа на 30 лет, и все эти годы муниципалитет исправно платил деньги. Сегодня это двухэтажное здание в стиле баухауза отреставрировано и там размещается организация помощи раковым больным.
Дом Розенфельда


В дополнительном пункте завещания Розенфельд оговорил ещё одно условие: часть набережной на восток от здания “Казино” должна после его смерти быть переименована в набережную Розенфельда. Как говорится: сам о себе не позаботишься – никто о тебе не позаботится!
Кстати, Розенфельд был не единственным владельцем компании морских перевозок, проживавшем в Бат Галиме. Другая известная компания, существующая и в наше время, принадлежала Якову Каспи – кстати, в его честь тоже названа одна из бат галимских улиц.

Дом Каспи

Ещё одна постройка, сохранившаяся до наших дней в своём первоначальном виде – это дом доктора Самсонова (бульвар Бат Галим, 10). Собственно это даже не один дом, а несколько. Самсонов занимался общими вопросами здравоохранения в британской администрации и был главным ветеринаром на севере страны. Будучи человеком небедным, он с самого начала приобрёл два смежных участка. На одном из них он построил в 1923 году особняк для своей семьи, а на втором участке в 30-е годы был построен доходный дом. А в глубине двора располагался дополнительный флигель.
Дом семьи Самсоновых был построен по проекту архитектора Барского. В его декоре тоже были использованы волнообразные очертания в форме раковин.

Позже к северной части дома была пристроена башня. Это было вызвано необходимостью усилить охрану квартала. Начиная с конца 30-х годов, напряжённые отношения между арабами и евреями начали ощущаться даже в этом тихом и уединённом месте. Совет самоуправления Бат Галима установил патрулирование и пропускные пункты на въезде в квартал, а на башне в доме Самсонова располагался сторожевой пост.
Доходный дом, построенный на соседнем участке, не отличался оригинальной архитектурой. Зато внутри дома до сих пор сохранились ящики, куда молочник по утрам ставил бутылки с молоком – свидетельство пасторального прошлого.


После окончания 2-ой мировой войны англичане построили несколько типовых домов с южной стороны улицы Второй Алии – раньше эта улица являлась границей квартала. Эти дома были заселены ветеранами, воевавшими в составе британской армии во время войны. Позднее, в 60-е годы, эта типовая застройка была продолжена на восток, в сторону новой (а теперь уже старой) автобусной станции. В дальнейшем квартал почти не развивался. Это было связано в первую очередь с тем, что территория Бат Галима была ограничена: с севера и запада – морем, с востока – военной базой и с юга – железной дорогой.
На сегодняшний день существует несколько планов реконструкции квартала, которые дали бы возможность раскрыть его художественный и туристский потенциал. Предполагается, что на каком-то этапе Цахаль, который получил военную базу в наследство от англичан, освободит её территорию и там можно будет разбить парк или устроить променад. Кроме этого предложено несколько проектов строительства дополнительного въезда в Бат Галим, который давал бы возможность туристам попасть сразу в центр квартала. Единственный существующий сегодня въезд расположен рядом с автобусной и железнодорожной станциями, и приводит посетителей непосредственно к больнице “Рамбам”. При этом весь квартал воспринимается как задворки больницы.
Будем надеяться, что проведённое мероприятие и интерес публики помогут осуществению этих планов.
Tags: Хайфа, выставки, история, фестиваль
Subscribe

Recent Posts from This Community

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments

Recent Posts from This Community